РоссиЯзм. Раздел 3. Москва моя (продолжение)

Гран мерсибо евровизирю
Переучёт живописателей
Без дельтаплана за пазухой
Башню снесло
Мимо ярмарки
Халявный стресс от МГТС
Неужто въезжаем?
Меньших больше остальных.
Серебряная разлука
Adieu, несносная!
Мона-Рельса Двухвагонда
Панк-парик для Златоглавой
Мёд тронулся
ТопоМимика
Ковровое снегометание
Предпроектные прожекты
Прохожие и пролетарии
Ягнёнок по имени Гав!

Гран мерсибо евровизирю
Градорадетели возрадовали, тут же разочаровали и снова воодушевили. Прямо посреди телевизора. Вострю рабочее ухо: «По случаю предстоящего конкурса Евровидения Москву полностью очистят от бездомных…» Неужто бомжей попрут, как в 80-м?

Увы, концовка не о том: «…от бездомных собак». Дальше вещатель пел о собаколовильных бригадах и о десятках псовых приютов в каждом округе. Там-де отловленные будут счастливо дожидаться естественного околевания. Короче, чушь собачья. Даже если правда.

Зато я зауважал прошлогоднего европобедителя. Что и как он пел, рояли не играет. Но псовая зачистка — его несомненная заслуга. Благодарные горожане воздадут. А вот за Кавказским хребтом пусть локти грызут. Нечего было издалека отказываться. Когда ещё смогут увидеть Москву без бомжей? Хотя бы хвостатых.
19.03.2009

Переучёт живописателей
Не был тут больше 40 лет. Все эти годы зачем-то храню конспект экскурсии. На немецком. Со схемой: где какой зал, и где кто висит. Конечно, забыл всё. Теперь вот обновляю впечатления.

Самая большая мерзость — обледенелые подходы от метро. Тротуары съедены машинами. Отираешься меж стенами и бортами. И — ни одного указателя. Я-то проберусь. А приезжие? Впрочем, они вроде бы ничего этого не замечают. И то верно: не бурчать приехали.

Самая большая радость: всё цело, все на месте. Разве что вместо усатой статуи над парадной лестницей — скромный безымянный бюстик. Может, Основатель? Жаль, не видит, какие снаружи и внутри цвет, блеск и сияние. А уж холсты…

Вообще-то, на холстах вижу не больше, чем изображено. Но могу и этого не разглядеть, — ежели краски от времени потемнели и слились. На мелкие полотна вообще не напрягаюсь: не вижу и всё тут. Зато здоровенные, во всю стену, радостно узнаЮ. Ещё портретам радуюсь. Как старым знакомым. Из «Родной речи» для второго класса.

Больше всего банкетки понравились. Скамейки такие. Чтоб созерцать, не уставая ногами. Раньше в залах только стулья кривоногие по углам стояли. Они и сейчас тут. С верёвками по диагонали: не моги сесть на музейную мебель! В детстве я эти верёвки дико ненавидел. А ещё — тёток, которые эти верёвки сторожили. Теперь-то понимаю: тётки ни при чём. Просто тогда у страны на банкетки денег не было.

Зато пенсионеров сюда пускают почти даром. Даже без документов. Просто на тебя смотрят и не ошибаются. Ещё бахилы дают, как в поликлинике. Лучше бы тряпочные, с завязками: одноразовые галошки на моих чоботах рвутся от натуги. Ладно, в другой раз — со своими тапочками. Хотя это уж не скоро. Во всяком случае вы успеете догадаться, где я был.
13.03.2009

Без дельтаплана за пазухой
Восхитительнейший низзяк я решил не урезАть до эпиграфа, а воспроизвести целиком. Итак.

Правила поведения на исторической территории (Коломенское).
Не разрешается:
- передвигаться и размещаться на газонах;
- засорять территорию бытовым мусором, разводить костры, собирать плоды, ягоды и цветы на территории заповедных садов, выгуливать собак, ловить птиц и животных, ломать зеленые насаждения;
- передвигаться на автотранспорте, за исключением автомашин со специальными пропусками;
- кататься на велосипедах, самокатах, роликовых коньках, использовать дельтапланы, парапланы;
- купаться в Москве-реке, прудах и других водоемах;
- приносить с собой и употреблять алкогольные напитки;
- находиться в нетрезвом состоянии;
- загорать.


Восторг обуял с первых слов (Стоять! Не двигаться!), взметнулся до небес в середине (Ты бы ещё на самокате прикатил!) и не иссяк с последним рыком (Я те позагораю, падла!). Как трогательно обо мне упеклись. Ни роллер на меня не наедет, ни планерист не налетит.

Самим заповедным владыкам вольнО гонять на отдельно взятых лошадях и любых лошадиных силах со спецпропуском. А хоть бы и на теплоходах (фото слева). Хозяин — барин.

Барин хороший. Прозорливый донельзя. Он меня ещё не видел, а наперёд знает все мои повадки и ухватки. И передвигаться захочу, и мусор жечь буду, и цветы-ягоды оборву, и пса приведу, птиц и живность переловлю, на джипе въеду, дров наломаю, водку с собой принесу или привезу, напьюсь, полезу в воду и, если вылезу, то непременно на газон загорать улягусь. А захочу — могу и с неба рухнуть. На параплане.

Всё правильно. Единственное, что не вошло в головы запретителей: а вдруг я приду просто погулять и посмотреть на красоту?  Вроде той, что на двух других фото. И ещё. При несомненном совершенстве заповедного запретительства есть в нём досадные прорехи. Ну, скажем, могу я прилететь на воздушном змее? Или хотя бы притарахтеть на попутном танке?

12.03.2009

Башню снесло…
…не взрывной волной и не ураганом. Мозговой атакой. Она стряслась по большой нужде, — когда для башни иссякли башли. Те, кто придумал забить посреди Москвы 600-метровый кол, хором напряглись и возопили эврику.

Немыслимым прежде образом вдруг оказалось: ежели усечь вселенский торчок по высоте втрое, то он обойдётся дешевле. А вовсе не наоборот, — как пугали сверхценители столичной земли.

На этом откровения мозговых штурмовиков не кончились. Неожиданно для самих себя они прозрели не только в высь, но и под землю. Потому что выяснили: рыть гаражи под башней дороже, чем заасфальтироввать стоянку рядом.

Такова несомненная польза от исчезновения шальных деньжищ. Когда кончатся и остальные, бывший неботык снова урежут, а то и прихлопнут. Останется от него мокрое место. Бассейн «Россия». На колу мочало...

А мы будем жить, как и жили. Безбашенно.
10.02.2009

Мимо ярмарки
Попёрся на всероссийский книжный базар. Он очень длинно называется, но я его именно так понял. Чуть-чуть ошибся. На обычный базар билетов не продают, а тут — сколько угодно. Меня это до небес восхитило. Нет, не 50 руб. за билет, конечно, а то, что — покупают! Да ещё в очередь ломятся!

Вокруг и дальше — сто павильонов, супершоп на супершопе, от итальянской мебели до гаитянских зубоковырялок. Вход везде халявный. Кроме тут, где народ.

Главное, откуда он, народ, прознал? Ведь ни при входе, ни по дороге — никакой рекламы, схемы, указателей, дацзыбао или хотя бы указующего перста на палочке. А вот поди ж ты — все тут и уже у касс.

Это ж какой интерес до книжек надо иметь, чтоб только за посмотреть полтинник отстегнуть?! Не зря вчера дедок хвастался необъятной сумкой на танковом ходу. Вот уж загрузит — на всю пенсионерскую тридцатку, которую за вход не пожалел.

У меня к этому базару интерес был совсем не книжный. Не потому, что книжки мне уже не по глазам. Просто устремился сюда в некоем сомнительном ожидании. Оно, конечно, не сбылось. Зато на монорельсе прокатился. Шереметьевский дворец под солнышком отснял.

Ещё по выставке погулял. Но это — сугубо по нужде: книжный базар от входа не близко. Виды тут — странноватые. Ну, торгашеские, это понятно. Но вот километровая ограда вокруг танцующих фонтанов — китч шедевральный. Прорва тряпья и железа на тот забор ухлопана, — только чтоб никто на халяву те фонтаны не подглядел. Выставка достижений пещерного хозяйства.

Ещё опасно тут. Сквозь пешеходов машины шастают, не говоря уж о всяких безголовых байкерах и роллерах. Еле ноги унёс.

А ярмарку в ящике уже видел и ещё погляжу.


04.09.2008

Халявный стресс от МГТС
Машина экономит время. Без неё я бы не успевал искать запчасти.
Советская шутка.

Пароль умер. Да здравствует пароль! Опупея завершилась. Страсти позади. Можно и поведать.

Чтоб не размазывать, я вам сразу их телефончик дарю: 636 0 636. Звонок халявный, так что ваша повремёнка отдохнёт. Толкнитесь, даже без нужды. Уж очень познавательно. Совковый мамонт по кличке Апошёлты в вечной мерзлоте оцифрованной сети. Впрочем, если не дай бог, у вас к этому номеру понуждение случится, то всё сами и узнаете. Примите мои соболезнования. Под их  пережидательную музыку.

Собственно, всё могло бы свершиться спокойно и скучно. Если б контора не брехала про пять дней, а честно пообещала три недели. Но тогда бы — никакого праздника. А так — торжество надежды. После ежедневного угасания и возрождения.

Подключатель возник на восемнадцатый день. Раскурочил телефонную розетку. Моей отвёрткой. Обскоблил пару проводочков. Моим кухонным ножом. Проводочки приткнул, розетку прикрыл, клавишами потыкал и откланялся. Оставил мне интернет и головную боль: ни один из трёх моих телефонных аппаратов с интернетом не совокупился.

Зато интернет сразу сгодился, — чтобы найти комплектующие. Те, которые подключателю не выдали на складе. За дефицитными (!) коробочками метался на метробусе за сорок вёрст. Потом отсекал, зачищал, соединял, паял, стыковал, крепил. В общем, доделывал за подключателя. Заодно и ликвидировал его халтуру: сопливые проводочки и прочий недовкрученный шуруп.

Подёргался изрядно. То одно отвалится, то другое разомкнётся. Но — вознаградился. Пока возился, позвонили аж трое. Как говорят метеоволхвы, половина месячной нормы. Всех благодарил. Сначала за удивительную способность возникать под зажатый в зубах паяльник. Потом за приятную возможность бросить всё и  послушать содержательнейший рассказ ни о чём. А уж в третий раз даже перезвонил от благодарности. Потому что пока мы перед тем говорили, всё расконтаченное —  законтачило. Само!

Так что телефон у меня теперь прежний. А вот про старый имейл ...@comtv  — забудьте. В силе — совсем старый, ...@narod.ru.
14.08.2008

Неужто въезжаем?
Вчера градоправительство, с опозданием лет на семьдесят, публично призналось: чтобы не было пробок, на улицах должно быть меньше машин. До сих пор оно упёрто считало как раз наоборот: надо больше улиц. Теперь как бы дошло: улиц не прибавишь. Разные там кóльца, тоннели, развязки и прочие супермагистрали всего лишь объединяют разрозненные заторы в единую общегородскую  пробку. До полного ступора остались считанные месяцы.

Не менее запоздало правители признались и в панацее. Городской общественный транспорт. Не нынешний, конечно, а настоящий. Такой, на который захочется бечь со всех ног, бросив любимый четырёхколёсный железный пиджак догнивать в нелегальной ракушке. Проще говоря, метро строить вдесятеро быстрее. Скоростной трамвай из слов в рельсы обратить. Железные дороги внутри Москвы под городские нужды приспособить. Окраины между собой соединить не через Кремль, а в обход, по хордам имени 1935 года. Да то ли ещё будет. Когда нас не будет.

Меня другое занимает. Начальству на роду написано на 70 лет от здравого смысла отставать. Но вот обыватель, нормальный, вменяемый, не обделённый умом и деньгами, — его как понять? Откуда у нас эти миллионы автомазохистов? Почему они счастливы платить за бензин больше, чем в Америке? Отстёгивать свои кровные любому мордарию с полосатой палкой? Воевать с соседями за место во дворе? Переть на жэковский бульдозер ради своей ракушки? Торчать в пробках дольше, чем на работе? Мыкаться часами в поисках стоянки? Валяться в ногах у эвакуаторщиков? Не спать по ночам и вздрагивать от своей или чужой сигналки? Теперь вот ещё — сторожить машины от неуловимых зажигательных мстителей?

Естественно надеяться, что в ДТП попадёт кто угодно, кроме тебя. Но разве не противоестественно ожидать, что бензин подешевеет, мордарий перестанет брать, пробки рассосутся, подвал под домом превратится в халявный гараж, улицы вместят всех и вся, угонщики и эвакуаторщики канут в тартарары, и каждый, — подобно князю-основателю, — сможет окончательно воссиять на железном коне посреди Москвы? И это при том, что желающих воссиять прибавляется, как и прежде, по тысяче в день.

Может, всё дело в том, что теперь гораздо труднее не купить машину, чем наоборот? Потому как у всех есть, а ты не хуже прочих. Иначе говоря, зависть сильнее разума? Если так, то от этого вылечит только полный паралич: когда все преют и угорают в едином заторе, завидовать уже некому. Даже начальству.
09.06.2008

Меньших больше остальных.
Избавь нас бог от эдаких друзей!

Наконец-то даже самые травоядные поняли: бесхозные своры ничуть не лучше крыс, которых столичные псы вот-вот догонят по плодовитости и грызолюбию. Гордумские игры в бюджетную стерилизацию обернулись заведомо неизбежным воровством. Стерилизаторы процвели. Стерильные друзья человеков от бесполой собачьей жизни переквалифицировались в людогрызов. Заодно пожрали всю живность в городских лесопарках. Достали даже главного московского животнолюба. Тот возопил к телевизору об эвтаназии. В смысле, хватит ждать милостей от природы. К чёрту приюты, даёшь могильники.

Может, попадутся под стерильные клыки и прочие воинствующие вегетарианцы. Те, что давятся скотоохранными соплями по поводу птицефабрик, скотобоен и разнесчастных бездомных собачек.

Хорошо бы и милицию ещё кто угрыз. Чтобы дюжие автоматчики не разводили руки в стороны супротив полоумной бабки с тремя десятками вшивоносных тварей.

Тогда, глядишь, и приблизится светлое прошлое. Ведь каких-нибудь сорок лет назад заезжие немцы, которых я водил по Москве, то и дело сокрушались: "А почему у вас в городе совсем нет собак?" Уж не помню, чтó я врал в ответ. Вам врать не стану: ловили псов почём зря. Оттого и не видно их было.
11.04.2008

Серебряная разлука

Съехал отсюда ровно четверть века назад. Без печали покинул коммунальный балкон на последнем этаже. Крайние слева дверь и одностворчатое окно были моими. Аж два года. Когда оформлял выезд, в жэке отговаривали. Мол, грядёт переселение: дом вот-вот отдадут какому-нибудь из местных заводов под контору или под общагу. Не отдали. И где теперь те заводы?


Вы много видели сейчас по Москве магазинов с такой вывеской? А тут, рядом с Преображенкой, сохранилась.


Номер квартиры, в которой жил, забыт напрочь. Номер дома помню. Его  отдельно сфотографировал. Чтоб вам тоже видно было. Кому не видно, щелкните по картинке.


Через дом отсюда — музейная находка: кирпично-деревянное строение в стиле предвоенной и послевоенной Москвы. Двухэтажка зарастает вековой пылью, но выглядит вполне картинно.

Желающие могут повспоминать и(ли) погадать, как эта улица называется.
04.04.2008

Adieu, несносная!
Я покинул её восемь лет назад. Когда её уже приговорили. К 2010 году. В начале февраля она последний раз мелькнула в телевизоре. Ящик сказал, что жить ей осталось сутки. Ей не было и пятидесяти. Её место стремглав заняла восходящая красотка.

Тех, кого судьба повяжет с новой стройняшкой, ждёт долгая дорога. К метро. Дорогу эту строили, строили и, наконец, построили. Но пока почему-то решили по ней не ездить. Даже там, где уже ездили, от Беломорской до Фестивальной.

Меж тем на самОй Фестивальной проблему пробки решили методом усугубления. Кто решил, гадать не надо: власть тут рядом, в скверике. Решили то ли с перепугу, то ли за деньги, а может, просто по дурости. Хотя, разумеется, ради всеобщего счастья. Так или иначе, но разворотный круг пригородных автобусов ликвиднули, а на его место посадили трёхэтажный караван-сарай. Архинужнейший. Сто первый на пятачке у метро. Автобусы крадутся ползком. Пассажиров выпускают на волю за километр: пешком быстрее.

Пожалуй, больше мне сюда ездить незачем. Неинтересно стало. Жалеть тоже не о чем: мало ли где жить довелось. Зато теперь живу, где хочется. К метро пешком хожу. 04.04.2008

Мона-Рельса Двухвагонда


Она ждала меня несколько лет. Ждала, пока до её хозяев дойдёт: раз уж от неё никакой выгоды, то пусть хотя бы не вхолостую живёт. Поездов стало больше, цена умерилась. Пенсионерам и вовсе даром. Люди ездят.

По мне, это истинная роскошь, а не средство передвижения. Ни шума, ни суеты. Сплошная созерцательность. Скорость не больше трамвайной, а на кривых и вовсе пешеходная. Это только на схемах в метро трасса монорельса прямее палки. На самом же деле она гораздо змеистее.

Змея эта очень полезная. По ней можно катать детей. Не всё же по зоопарку слоняться. А здесь можно показывать им всяческие виды. Например, на Шереметьевский дворец и Останкинский пруд. Не говоря уж про башню. Ну, и кроме всего прочего, можно просто ездить. По делам или так, погулять.

Единственное неудобство: из метро и до метро дошагать надо. Да ещё раз на билет потратиться. Но это уж вовсе пустяки. Тем более, что по одному билету катайся туда-сюда хоть весь день. В любую погоду.
02.04.2008

Панк-парик для Златоглавой
Наконец-то рискнул посмотреть на то, чего видеть не хотелось. Москва-Сити, оно же Деловой центр. Первое впечатление: претензии и амбиции не по возможностям, безумно дорого, супермодерново, ритуально чёрно-серо и, уж извините, убогонько.

Жить тут, понятно, никто не собирается. Здесь будут проводить лучшую часть жизни, то есть рабочую смену, сонмища новых русских клерков. Вид из окна сквозь жалюзи их вряд ли поколышет. Несомненно одно. Те, кто все эти ньюбилдинги замышлял, своего добились. Им ведь хотелось, чтоб всё — как там. И чтобы ещё хлеще.
Увы, это как раз и получилось. Лучше или хуже — рассуждать гадательно. А хлеще — даже ежу заметно. Потому как нечёсаные торчки всяческих russian-башен-карандашен с его, ежовой причёски срисованы. И воткнуты — вслушайтесь! — в Первый Красногвардейский проезд. Три ха-ха.

Вдрызг изруганы сталинские высотки. Вставная челюсть Нового Арбата изглодана запоздалыми ниспровергателями. И высотки, и Новый Арбат, разумеется, уязвимы для любой хулы. Но они хотя бы по-московски белокаменны, а то и величавы. Иначе говоря, по ним узнаваема именно Москва. На любой открытке.
А что узнаваемо по этим поднебесным обрубкам? — Куала-Лумпур, Гонконг, Нью-Йорк? Отцы-зачинатели отвечают: “А у нас башня будет остроконечная и вечная, на сто вершков выше ихней крыши. Россия называется. Вот по ней пусть местность и распознаЮт.” Россию эту, как и прочие воткнушки, отнюдь не россияне возводят. И уж чего эти возводители в каркасы монолитят, мало кому ведомо. Хорошо. если хотя бы стройнадзору.

Что до географии, то теперь, как и в добрые митрофановы времена, знать её совсем не обязательно. Поскольку есть в этом самом (в этой самой?) Сити даже не извозчики, а досрочное метро. Со станциями по каждую сторону забора. Поверху сквозь ограду не проникнешь, зато под землёй — езжай, не хочу. Проложили линию загодя, в общем-то в никуда, но сделали правильно: позже рыть — уже под застройкой — обошлось бы втридорога.

Оно и так-то вышло недёшево. Эдакое скромное обаяние интерьера. Стекло, цветмет, гранит и прочая нержавка. Из новых забугорных веяний заметнее всего — моднючее энергосбережение не по разуму. Эскалаторы впустую тарахтят чуть ли не круглосуточно. На фотоэлементы с выключателями потратиться пожадничали. Зато оттянулись на освещении. Скаредный, скудный свет, вроде аварийного. Или хуже, — как в ритуальном зале крематория. Нынешние западники так запали на Запад, что забыли главную заповедь создателей московского метро: человек не должен чувствовать себя под землёй, как в подземелье. Кто через Пражскую ездит, поймёт. Особенно темно в новых вестибюлях. К тому же они явно избыточны по хоромности, хотя выводят в какие-то сарайные кущи.
Входы в эти пещеры оформлены вполне по-гаражному. Вестибюль Международной втиснут под эстакаду Третьего кольца. Вход на станцию Деловой центр и вовсе выглядит, как складской навес. Я его даже фотографировать не стал. Было мечтание прогуляться прямо из метро по мосту Багратион. Но вот подлянка: именно этот выход уже полгода закрыт, как извещают дацзыбао, на длительную реконструкцию. В смысле, навсегда, или почти.

Дацзыбао посоветовало выходить через задний проход. С другой стороны, значит. Вышел. Упёрся в бесконечно перспективный коридор промеж таможенным и строительным заборами. Пошагал было вдоль, но почти сразу вернулся. Не мой это город. Здесь всё чужое. Немой город. Он ни о чём мне не говорит.
02.04.2008

Мёд тронулся...
...к тем устам, которыми его бы и вкушать. Нынче впервые возрадовался прожектёрской бестолковости журналистов. Мёдом не корми, дай пробежать впереди тоннельного мотовоза.

Расчётный недоохват Москвы метрополитеном лихой телевещатель с лёгкостью поруганного генсека пообещал восполнить всего за 18 лет. Правда, честно признался: для этого надо бы строить вдесятеро быстрее, чем в предыдущие 72 года. Фантазия в духе пресловутого метро-2.

Эка новость — пожелания под видом свершений. Важно иное. Впервые вместо медоточивых песнопений о скоростных автомагистралях возник голос здравомыслия. Дело даже не в том, что протыркивать проспекты сквозь дома и кабели едва ли не дороже, чем строить метро. А в том, что уличные окопы разделяют горожан на нас и на них, на пеших и лошадиносильных, на убегающих и нападающих, на охотников и их жертв. Все враги всем. Почти каждый — враг самому себе. Потому что машины есть у всех, кто этого хочет.

Через пару недель жиденькая паутина метросети станет на десяток километров гуще. Общая длина уже превышает 300 км. Для нормальной езды надо бы ещё 500, а то и 600. Альтернатива норме — японское ноу-хау с киевским акцентом. Изъять из пассажиропотока самых больших. Пусть не ездят, а запихивают в вагоны тех, кто помельче. Тоже выход. Когда газ, нефть и стабфонд — у соседа.
23.12.2007

ТопоМимика
Название: Аптека на Проспекте Мира.
Адрес: Банный п., д. 3.
Чтоб вы уже так жили, как я знаю Банный п. Ноги по-лошадиному, по старой, ещё обменной, памяти несут по Гиляровского и налево. В доме 3, как и положено, Ржевские бани. Банные офисмены лыбятся и привычно посылают очередного блужданта из Банного пр. в Банный пер.

Вприпрыжку переползаю Проспект Мира. В доме 3 — правильно! — штаб-квартира Единой России. Заманчиво, но не то. По наводке охранючих едроссов обнаруживаю-таки  нужное крыльцо — правильно! — в Переяславском переулке. Туда дом 3 загнулся раньше, чем я до него добрёл.

Утром у метро Чертановская некто пытал меня, где тут Чертановская улица. Потому что стоял я возле дома 1В, корпус 1. А ему был нужен совсем наоборот, корпус 202. По Чертановской. Сказал я ему, чтоб шёл, как я стоЮ. К трамваю. Наугад послал, зато правильно. Уже когда домой вернулся, по электронной карте порыскал: есть такой. На другом берегу от трамвая. Называется дом 2, корпус 202.

И мы хотим, чтобы приезжанты нас любили? — Даже если захотят любить, заморятся разыскивать. Меня точно не найдут. Потому что домов под таким же номером, как мой, еще около двух десятков. Не считая тех, которые сидели на трубе.
05.12.2007

Ковровое снегометание
Московские новые бедные плачутся в телевизор на свою тяжкую пробковую жизнь. Глубинка им наверняка сочувствует: ребятки и так не распрямляются под тяжестью золотеющих баррелей, к вечеру руки не отодрать от клавиатуры, а тут ещё снегоповал. Вчера, к примеру, так жалко было смотреть на одного измождённого менеджментом. Бедолага извёлся протискивать свой "Мерседес" по сугробам к подъезду халявной районной поликлиники.

А я по старинке тупо радуюсь. Ну, лыжам, конечно. Опять же ковёр почистить можно. На халяву, под окном. Без того чудо-пылесоса, который при мне не раз пытались втюхать то знакомым, то родне. Дивный агрегат. Отлавливает даже вредные микроорганизмы. Без микроскопа. Которого дороже. Сто десять тыр. Вот сколько я нынче на снегу наэкономил.

Если б эту экономию обналичить, то на грядущий кухонный нож микроскальпель — с семикратным запасом.
15.11.2007

Предпроектные прожекты
Газеты и телевизор вовсю пиарят план строительства метро на 2008 – 2010 годы.
Странное сообщение. Стиль чиновный, корявый до непроходимости. Суть замылена и запутана. Собственно о строительстве — ни слова. Не названы станции и перегоны, которые войдут в строй за предстоящие три года. Вместо этого — водянистые посулы:
Москомархитектура по заказу ГУП "Московский метрополитен" разработает в 2007–2009 годах предпроектную градостроительную документацию для строительства участков метрополитена. Молочные реки в предпроектных берегах. Например, в Солнцеве или от Старокачаловской до Битцевского парка. Прочим направлениям повезло и того меньше. Тут хотя бы предпроект, а там — жилы нежевабельные: В число строящихся и перспективных объектов метро для проектирования войдут... То есть не в строй войдут, а в число объектов. Метро для проектирования. Так что в Косине и Жулебине раскатывать губу на метро рановато будет.

Зато в Центре — без дураков — ничто никуда не войдёт, но якобы сразу появится. Участок от Третьяковской до Москва-Сити, с промежуточными Кадашевской, Остоженкой и Смоленской. Мало того. Сюда же пристроят, — нет, не станции, а документацию для линии от ММДЦ "Москва-Сити" к градостроительному комплексу "Ходынское Поле", со станциями "Динамо", "Савеловская" и перспективой развития до станции "Международная". На самом деле это означает лишь, что существующую ублюдочную ветку от Киевской до Сити, возможно, когда-нибудь продлят в обе стороны. В обход трижды Киевской, т.е. через будущую третью же Смоленскую до Третьяковской, а на север — до Ходынского поля и далее через Динамо до Савёловской.

В общем, картинка радужная, но не в меру туманная. Не беда, если туману подпустили сами мы не местные из РИА "Новости". Хуже, если такой же туман в головах у (пред)проектировщиков и, не дай бог, строителей.
10.11.2007

Прохожие и пролетарии
Третью неделю разгребаю завалы после осеннего снега на голову. Где сдвину упавший ствол и разверну вдоль дороги. Где ветки обломаю, чтоб хоть как-то пройти можно было. Не часто, но прошу прохожих помочь. Бывает, что и не отказывают. Некоторые невидимки даже сами кое-где стволы распиливают. По ночам, что ли?

Иногда слышу рёв бензопилы. Бросаюсь пильщикам в ноги. Дескать, вон она, берёза (осина, дубина) неохватная, поперёк дороги. Трижды валялся в ногах. Легче колотушкой дуб перешибить, чем этих допроситься. Толкутся на месте, дробят бревно на спички и вопят: Лес большой, а мы одни. Должны же мы отдыхать!

Но почему прохожий не отказывает, а пролетарий, которому — с техникой в обнимку — гораздо проще, упирается? Может, оттого, что прохожему — надо, потому как он здесь живёт и ходит. Он вхож сюда и в мою просьбу. А пролетарию — на фиг, и пошли вы все. Допустим, шёл бы по лесу тот пролетарий без спецовки и бензопилы — как простой прохожий. Всё равно вряд ли бы помог. Потому что он пришелец и временщик. Не говоря уж, что вредоносен по характеру. Пролетает себе мимо, и я с ним — в пролёте. Начальница лесных пролетариев посетовала мне по телефону, что мол, народу у неё не хватает. Брехня. Такого народу у нас с избытком. А другого просто нету.

Всё упирается в другое почему, позагадочнее. Почему не бывает так, чтобы надо совпадало? Чтобы одного и того же было надо и прохожему, и  пролетарию? Почему этого не добились ни советская палка, ни рыночная завлекалка? — А потому! Ведь эдак мы договоримся до того, что чиновнику должно быть надо то же, что и просителю! Три ха-ха.
30.10.2007
Сегодня своротил-таки с дороги последнее препятствие, здоровенную осину. Почему только сегодня? Да поясница не разгибалась. После разлапистой берёзы. Её распиликал и сдвинул неделю назад. Итого из 11 завалов бензопильщики, — когда однажды устали кочевряжиться, — расправились с двумя. Шерсти клок, но спасибо. Иначе бы и это многостволье самому разгребать. Вот такой выбор: либо прогибаться, либо гордо не разгибаться.
09.11.2007.

Ягнёнок по имени Гав!
Коммунальная склока. Соседи базарят и дерутся на кухне. Только Ли спокойно молчит в сторонке. Соседи устали собачиться и спрашивают:
— Ли, а ты почему не кричишь и не дерёшься?
— Зачем? Я и так вам всем по утрам в кофе писаю
.
Советский анекдот

В Москве грозятся закрыть все китайские рестораны. Там под видом баранины подавали мясо бродячих собак.
Всякие зелёные животнолюбы — сразу на дыбы. А я чувствую себя отомщённым. Дважды.
Во-первых, хоть кто-то отлавливал этих приставучих тварей. Любить их бегающему или лыжнику, сами понимаете, не за что.
Во-вторых, среди пожирателей модной китайской гАвядины наверняка были и хозяева дорогущих бойцовых псов. Эти в лесу так и норовят обходиться без намордников и поводков. Которые хамовитым суковладельцам и кобелеводам сгодились бы не меньше, чем их подловатым зверюгам, всегда нападающим исподтиха и сзади.

Китайцев любить мне тоже вроде бы не за что. Но их проницательное хитроумство в мелких пакостях достойно уважения.
29.10.2007


Москва моя (начало)
РоссиЯзм (оглавление)
На главную



Обратная связь. E-mail: tblrenko@yandex.ru