СССРиЯ


1979. Стояние на молочной реке
Нас изрядно озадачивают парадоксы нынешней российской экономики, например, вопли о бедности на фоне разбухающего стабфонда. Замороченные удвоением ввп (или ВВП?), мы постепенно забываем об экономике советской, о том насколько та была перпендикулярна здравому смыслу в своих потугах одолеть экономические законы. Выправлять горбатую систему управления хозяйством приходилось ценой больших потерь. Из них главная — потеря веры и здоровья.

В начале 90-х интеллигентный "бомбила" на ржавых "жигулях", сбежавший от нищеты из проданного по частям НИИ, стал фигурой чуть ли не нарицательной. Мало кто помнит, однако, что подобное явление существовало и в советские времена. Кто-то таким образом исправлял лично для себя перекос в оплате труда, другой амортизировал временный творческий кризис, а третий находил в этом свой способ реализоваться. Я не был исключением, причём по всем трём основаниям. Трижды, в 1963, 1968 и 1979 г.г., сворачивал с наезженной научно-инженерной колеи на шофёрскую стезю. А в 1985-м даже попытался работать в анекдотической должности — начальника транспортного цеха.

При оформлении на 37-й автокомбинат Мосторгтранса в мае 1979 г. инспектор отдела кадров спросил: "Статьи есть?" Я машинально, по научной привычке, ляпнул: "Конечно, около десятка." Понятное, дело, инспектора интересовали не мои учёные записки, а статьи КЗоТ'а, по которым увольняли за всякие провинности, вроде пьянства за рулём. Недоразумение быстро разрешилось, и меня взяли.

Работа тогда не заладилась. Простои были мучительны и съедали иной раз больше половины сдвоенной 16-часовой смены. Чтобы понять причину, тыкву напрягать не требовалось. В транспортной цепочке только водитель был сдельщиком (и козлом отпущения), а все остальные (бухгалтеры, плановики, диспетчеры, кладовщики, грузчики, охранники и т.д.), естественно, никуда не торопились. В отличие от нервного новичка, ушлые водилы выходили из положения до гениальности просто. Получат наряд на 10 — 15 магазинов, а сдадут весь товар в свой, "блатной". Чуть поднаторев, я тоже иногда, правда, вынужденно, сдавал по два наряда в одну торговую точку. Директор "правильного" магазина давал мне два рубля и говорил: "Вези, куда хошь." Я вёз. В "левый" магазин. Там директор тоже давал мне два рубля — за то, что привёз. При такой игре все (кроме покупателей, конечно) были довольны. Шофёр не дёргается и получает от директора наличными. Директор развёртывает широкую лоточную (= бескассовую) сеть и создаёт неучтённые "внутренние резервы". Да и лоточники не скучают без товара.

Меж тем автохозяйство и молокозавод не хотят и не умеют договариваться ради общей задачи и просто валят вину друг на друга. Решать проблему (после массовых жалоб населения и, в какой-то мере, с моей подачи, т.е. после моего письма в "Московскую правду") взялся тогдашний всеобщий посредник. Разумеется, массовик-затейник из местного райкома КПСС был вряд ли компетентнее несговорчивых управленцев. Зато у него была власть: он мог заставить их договориться. И я там был... Документальным свидетельством этой опупеи стали газетные публикации. Не думаю, что мне удалось поспособствовать прогрессу молокоснабжения. Зато на память остались прилагаемые заметки. Причём одна из них дошла до меня, как свет погасшей звезды: очередной виток биографии бесславно завершился задолго до того.


Рис. 1. 1979. "Московская правда" склоняет меня.


Рис. 2. 1980. Сколько газетной воды в молоко утекло...

05.01.2006

Расшифровка газетных заметок "про нашего мальчика"

"Московская правда". 27.10.1979
Пятилетка предъявляет счет
Молоко, застрявшее в пути
Опять многие магазины города вовремя не получают заказанные молочные продукты. Молокозаводы и автокомбннвты винят друг друга. А пока идет спор — страдают покупатели. Поэтому продолжаем начатый газетой разговор о пакете молока.

Статьи были напечатаны весной и летом нынешнего года. Последняя в августе. К сентябрю в редакции собралось солидное количество ответов на выступления и... новые жалобы. Надо сказать, ответы распределились неравномерно. Заместитель директора Очаковского молочного завода В. Чупаев в пятнадцати строках сообщил, что меры приняты: приведено в порядок транспортерное хозяйство, укомплектованы бригады по транспортировке продукции. Все это сократит простои автотранспорта.

Автохозяйства оказались более щедрыми. Они прислали четыре подробных сообщения, где сказано, кто за какие нарушения наказан, перечислены различные мероприятия, позволяющие наладить в какой-то степени дело. Но все содержали одно неизменное утверждение: главная причина «недопоставки молочной продукции — неудовлетворительная организация ее погрузки на Очаковском молокозаводе. Председатель месткома профсоюза автокомбината № 37, обслуживающего завод, Н. Коростелев к официальному документу приложил письмо, где привел цифры, подтверждающие эту мысль. При норме 103 минуты машины простаивают на заводе по три-четыре и даже восемь часов. В прошлом году из-за этого уволилось 300 водителей, за восемь месяцев нынешнего года — 162.

В конце сентября в редакцию пришел шофер 37-го автокомбината Александр Сергеевич Тыренко. Он подробно рассказал обо всех бедах. Но, как говорят. «лучше один раз увидеть, чем десять раэ услышать». Мы договорились с Тыренко встретиться на заводе. Он пообещал к тому времени точно записать, как складывалась его работа за два дня. Я приехала на Очаковский завод утром — в начале девятого и застала, как сказали шоферы, обычную картину. Во дворе полно машин. В 10.30 еще грузили фляги со сметаной, ящики с творогом, сырками на машинь, прибывшие в четыре и пять утра. Сам Тыренко, ждавший очереди с шести часов, так и не доставил продукцию в магазины. Простояв до трех часов дня, он сдал свой наряд и ушел домои. Нетрудно представить, в каком взвинченном состоянии. Попробуйте просидеть в кабине, ничего не делая, почти десять часов, зная, что магазины ждут товар. В итоге — жители нескольких микрорайонов не получили молочные продукты, а водитель остался в этот день без заработка: ведь он на сдельной оплате.

Насчитав около тридцати застывших машин, я не могла не , вспомнить мнение директора Очаковского завода Ю. Соловьёва, приведенное в статье "Вокруг пакета молока», которая была напечатана 29 мая. «На нас жалуются, что мы не выполняем заказы и доставляем продукты не в срок, — сказал он. — Однако завод готов обеспечить торговлю молочными продуктами — все дело в неудовлетворительной работе транспорта.

Транспорта, как видим, полон двор. Однако в сентябре завод не обеспечил продукцией 970 магазинов.

...Водитель Тыренко ушел — у меня на руках остались подробнейшая самофотография его двух рабочих дней и полтора листа машинописного текста предложений, которые должны, по его убеждению, пресечь варварское истребление рабочего времени, ставшее чуть ли не правилом.

Эти записи и стали предметом разговора в партбюро завода. Предложения всех заинтересовали, и пока мы вчетвером — секретарь партбюро Л. Н. Шиляева, заместитель директора В. В. Чупаев, заведующая отделом сбыта Г.Ф. Соболева и я — разбирались, что к чему, выкладки и предложения водителя размножили на машинке.

Они и стали стержнем обсуждения.

Правда, в первый момент работники завода не удержались от обобщений, вроде таких, как "автокомбинат всегда нарушает график подачи машин". Но скрупулезно отмеченные водителем потерянные часы и минуты ввели разговор в предельно деловое русло. Взяв те же два дня, что прослежены шофером, выяснили: три машины пришли раньше времени, три опоздали. Из 115, предусмотренных графиком. Не было вывезено 54 тонны груза. Проследив по записям Тыренко весь день, увидели, что 27 сентября он, как и его товарищи, на погрузку, контрольно-оформительские операции, сдачу тары, ожидание выписки наряда потеряли от трех до шести часов.

Может, день сложился на редкость неудачно? Однако и предыдущий, и тот, что я провела на заводе, прошли аналогично. Свидетельствую: шоферы В. Свиногонов, Г. Богуш, В. Базаров, прибыв на завод в соответствии с графиком ранним утром, еще в 11 часов не смогли уехать. Все. кто ждал погрузки на холодильнике, в один голос подтвердили, что бесконечные зти ожидания стали нормой.

Совершенно же конкретный ответ мы получили из записей водителя и его предложений, сформулированных четко и точно, что не отрицали мои собеседники. Признавая необходимость реконструкции и скорейшего технического перевооружения завода, А. Тыренко детально перечислил те резервы, которые надо и можно использовать сегодня для налаживания работы без каких-либо больших затрат, за счет лишь организационной перестройки. Нужно прежде всего составить реальный график подачи машин с учетом фактических перерывов в работе всех служб, связанных с автотранспортом: сбыта, охраны, тарного цеха, кладовщиков, грузчиков и т. д. Ликвидировать двойной-тройной контроль, который осуществляют диспетчеры завода и автобазы, заменив его отметкой штамп-часов в путевых листах (как на автобусных и троллейбусных маршрутах). В порядке опыта применить в одной из смен бригадный способ работы на вывозе продукции с холодильника, точно определив для каждого члена бригады время прибытия его машины и обьекты доставки продукции. Отделу сбыта составить и выдать каждому диспетчеру справочник клиентуры, в котором должны быть указаны наименование и адрес торговой точки, телефоны, адрес заезда, если он не совпадает с почтовым, режим доставки по часам и дням недели и т.д. Чтобы облегчить и ускорить работу кладовщиков, надо заменить дедовские деревянные счеты микрокалькуляторами. И конечно уж, держать в исправности транспортерное хозяйство, чтобы работали 11 линий, а не четыре, как сейчас.

Нет необходимости приводить все его предложения, они интересны лишь специалисту. Важно отметить другое: на заводе внимательно разбирались в каждой записи, в каждом предложении, признав их целесообразность. Наверняка и автокомбинат далеко не идеальный партнер. У него есть свои серьезные просчеты в организации обслуживания молокозавода. Потому неоднократно проходили совместные заседания партийных бюро, где высказывались взаимные претензии. Но дело, как видим, не двигалось с места. Думается, вот почему. В пылу споров, когда одна сторона предьявляет счет другой, все силы тратятся на то, чтобы доказать свою правоту. Не слагается взаимного интереса в улучшении конечного совместного результата труда. Не случайно в начале нашего разговора в парткоме начальник отдела сбыта завода прежде всего заговорила о том, что машины часто приходят не по графику. А на деле таких оказалось всего шесть.

При таком настрое пропадает необходимая в любом деле доброжелательность партнерства. Тенденция зта прослеживается не только на Очаковском молокозаводе. В редакционной почте, принесшей отклики на статьи о бедах пакетов молока, оказалось письмо с Карачаровского завода пластмасс от И. Куприкова. Он писал о грубых нарушениях хранения и доставки его с Черкизовского завода. Мопоко должно быть доставлено до четырех часов утра, чтобы рабочие ночной смены смогли вовремя получить его. Но машины зачастую запаздывают. «Вызвать представителя завода очень трудно, — пишет Куприков, — диспетчер не желает разговаривать. Обращались в дирекцию молокозавода, но помощи пока не получили».

Причина, как объяснили на заводе, та же: автокомбинат (теперь уже № 34) нарушает график подачи машин. И привели цифры за 1 октября. «Взаимоотношения с базой неважные, — уточнил директор завода Ф. Коновалов. — Надеемся, наладятся». На автобазе только руками развели. Результаты работы за то же число там совсем иные, расчет сменности не совпадает, даже если принять за истину цифры, сообщенные заводом.

Но что абсолютно верно — контакта нет. Шоферов посылают развозить молоко Черкизовского завода чуть ли не в наказание. Есть план совместных мероприятий, направленных на повышение эффективности использования автотранспорта, принятый обеими сторонами в мае. Автокомбинат выполнил половину, завод — только небольшую часть.

В ходе всех разговоров, объяснений, выяснений мне довелось услышать фразу, по-моему, довольно точно определившую положение дел на молокозаводах. Было сказано, что предприятия организационно в запущенном состоянии, культура труда низкая — отсюда и потери времени. Предложения водителя А. Тыренко, что одобрили на Очаковском заводе, подтверждают этот диагноз. Ведь все они в конечном итоге сводятся к комплексу мер, направленных на совершенствование именно организационной стороны дела. Миллионы капитальных вложений для них не требуются.

Но решать эту проблему необходимо, не замыкаясь на молочных заводах и автокомбинатах, а в комплексе с теми предприятиями и организациями, которые так или иначе связаны с производством и доставкой молочных продуктов, Это имеет прямой отношение к Мосгормехпогрузу, который наотрез отказывается выделять людей в цехи готовой продукции, ссылаясь на инструкцию. Но инструкции пишутся для дела, а не формы ради. Ориентироваться надо на конкретную ситуацию, Очаковский завод видит возможность увеличить фронт погрузки, если ему помочь организовать дополнительные емкости для предварительного накопления готовой продукции. Таких возможностей, связанных с чисто организационной стороной дела, найдется немало, если скрупулезно их поискать. Именно на это и должны обратить внимание руководители объединения «Молоко», в чьем ведении находятся оба завода.
Л. МАРГОЛИС.

"Московская правда". 12.02.1980
Молоко всё ещё в пути
27 октября в "Московской правде» была напечатана статья «Молоко, застрявшее в пути», в которой анализировались причины срывов доставки молочной продукции в магазины города с Очаковского и Черкизовского молочных заводов. В ней был продолжен начатый еще в середине прошлого года разговор о том, что промышленным предприятиям необходимо совместно с автотранспортниками и работниками торговли осуществить комплекс мер для упорядочения снабжения молочных магазинов. Одновременно приводились конкретные, деловые предложения шофера тов. Тыренко, который подробно разобрал причины многочасовых простоев машин и предлагал реальный выход из положения.

Редакция получила три ответа на статью: от руководителей обьединения «Молоко», Главмосавтотранса и промышленного обьединения "Росмолпромама» Министерства мясной и молочной промышленности РСФСР. В каждом из них перечислены меры, которые в совокупности должны были помочь наладить бесперебойную доставку молока и молочных продуктов в магазины. В частности, заместитель reнерального директора производственного обьединения "Молоко» Г. Гусева сообщила, что Очаковский завод подготовил около 50 маршрутов по доставке продукции в магазины, они согласованы с руководством автокомбината № 37, начато их внедрение. Реконструируется диспетчерская завода, для улучшения организации труда на холодильнике специально выделены диспетчер и мастер. Для улучшения контроля за осуществлением погрузочноразгрузочных работ, улучшением использования автотранспорта введена должность начальника транспортного цеха. Укомплектован штат кладовщиков в цехе готовой продукции. Разработаны и утверждены совместные организационно-технические мероприятия завода и комбината.

Перечень принятых мер заместитель генерального директора обьединения "Молоко" резюмировал следующим образом: "Работа Очаковского молочного завода была рассмотрена на заседании парткома объединения до опубликования статьи. Предложения водителя тов. Тыренко рассматривались еще в июле (т. е. задолго до напечатания статьи "Молоко, застрявшее в пути"), обсуждались повторно и внедряются».

Ответ руководителей объединения «Молоко" по сути поставил под сомнение целесообразность публикации последней статьи, так как меры вроде бы были приняты своевременно.

Согласиться с этим объяснением не представляется возможным: его опровергают факты — вещь, как известно, упрямая. Посмотрим прежде всего, как улучшилось снабжение торговых предприятий молоком и молочными продуктами, то есть насколько эффективны меры, принятые обьединением. Оказывается, до сего времени продолжает нарушаться график снабжения магазинов, в том числе и Очаковским молочным заводом. Не случайно на пленуме МГК КПСС отмечалось, что с осени ухудшилось обеспечение населения города молоком. Во второй половине дня молоко в ряде магазинов, особенно на окраинах, отсутствует, что вызывает нарекания населения,

В январе состоялось заседание городского комитета народного контроля по результатам проверки положения дел на местах. Отмечалось, что еще многочисленны случаи невыполнения заказов магазинов и предприятий общественного питания.

Проверка, проведенная в ноябре — декабре, показала, что на предприятиях обьединения "Молоко» автомашины простаивают по два — четыре часа из-за отсутствия ассортимента, прекращения погрузки в обеденный перерыв, нехватки грузчиков и кладовщиков, неисправности оборудования. На Очаковском и Черкизовском молочных заводах плохо используются мощности, особенно по фасовке творога и творожных изделий и т.д. Взятые в этот период под контроль 364 автомобиля простояли 855 машино-часов, Это все равно, как если бы полностью были исключены из работы 116 автомобилей. В срыве графиков повинны и транспортные организации, В первой половине января положение не улучшилось.

Как же понять ответы, полученные редакцией, в том числе от руководителей объединения "Молоко"? Либо они не отразили действительной картины, либо меры, которые были намечены, заведомо не гарантировали кардинального решения проблемы. Тут самое время вернуться к планам водителя тов. Тыренко. Дело в том, что статья "Молоко, застрявшее в пути" появилась в результате его визита в редакцию. Он пришел в редакцию в конце сентября именно потому, что ero предложения, с которыми он еще в середине лета обращался к руководителям Очаковского молочного завода и которые вроде бы одобрили, не реалиэуются. По просьбе редакции Тыренко провел самофотографию нескольких своих смен в последних числах сентября, и вновь выявилось, что машины на холодильнике простаивают 4, 6 и даже 8 часов в ожидании погрузки. Все шоферы грузовых машин, стоявших во дворе в тот день, когда на заводе побывал корреспондент, подтвердили типичность положения дел.

Детально изложенные предложения водителя тогда же обсуждались секретарем парткома, заместителем директора завода, начальником отдела сбыта. В хода разговора многое оказалось настолько практически целесообразным, что все записи тут же размножили на машинке в нескольких экземплярах, наверное, для детального ознакомления руководителей различных служб завода. Все виденное и послужило поводом для публикации статьи. Что партком объединения рассмотрел работу Очаковского завода до напечатания материала, не меняет дела. Прежде всего потому, что предложения тов. Тыренко осуществляют здесь крайне медленно.

Кстати говоря, в статье были приведены данные неудовлетворительной работы Черкизовского молочного завода. Но о нем ни в одном ответе, направленном в редакцию, нет ни слова. Это лишний раэ подтверждает, что позиция руководителей объединения «Молоко» не объективна, другими словами, не помогает поиску путей, позволяющих улучшить снабжение населения молоком и молочными продуктами.
Л. МАРГОЛИНА.
СССРия (оглавление)
На главную

Обратная связь. E-mail: tblrenko@yandex.ru